Запретная пора
«Рыбалка – это не увлечение, не привычка и, тем более, не просто желание заняться чем-нибудь в свободное время.
Рыбалка сродни поэзии: это – состояние человеческой души».

Запретная пора

Запретная пора

Кому запрет, а кому и мать родная.

Наступила самая тяжелая пора для спиннингистов - запрет на ловлю любимыми снастями. Насколько правомерен столь длительный запрет - в некоторых регионах аж на 2 месяца? Разве не разумнее было бы, убедившись, что щука уже отметала икру, открыть для ловли хотя бы некоторые реки, каналы, польдеры, пруды и озера?

Ведь власти должны хорошо понимать, что, запрещая дальнобойные и глубинные снасти, они поневоле позволяют браконьерам-сеточникам беспрепятственно выгребать рыбу из водоема. Мало того, что многочисленная армия спиннингистов - это серьезный пригляд за водоемами, но ведь это еще и «выгребающе-прочищающие» свойства глубинных приманок на прочном плетеном шнуре. Кто вытаскивает из водоема и уничтожает сети, часто делая это вполне целенаправленно, а иногда и просто спасая дорогой воблер? Правильно, спиннингисты.

Но для снятия запрета нужны изменения в Правилах рыболовства, а также умные руководители, имеющие в своем штате хороших ихтиологов.

Можно посмотреть на проблему двухмесячника и с другой стороны. Представим себе на минуту, что огромное стадо любителей халявы - воров-сеточников - разом исчезло с наших водоемов. Ну, например, поехали они куда-нибудь в тайгу лес валить. Тогда период запрета можно было бы рассматривать как Великое Водное Перемирие, как такое время, когда обитатели водоемов живут своей жизнью, без всякого вмешательства извне.

В принципе, я за. За то, чтобы водоемам такой отдых от людей - и рыбаков, и простых туристов, и отдыхающих - регулярно давали. Но именно от всех. А не так, как это происходит сейчас, когда на той же Рыбинке, например, запрет не запрет, а куча блатных гоняет на дорогих катерах и ловит рыбу. И сделать с этим никто ничего не может. Ни пресса, ни местный рыбнадзор, ни ученые в Борке. Звонок от какого-нибудь нужного большого дяди дает пропуск везде. Для этой категории господ законы неписаны. Вот и получается, что не бывать у нас никакому перемирию - вечный бой рыбе, пусть покой ей только снится.

Судак и муки совести.

Так уж вышло в процессе эволюции, что во время нереста судак становится на гнездо, куда самка выметывает икринки, и ему достается самая сложная и долгая работа - им же оплодотворенную икру еще и охранять. А охранять ее есть от кого: многочисленные рыбы-икроеды только и ждут, когда папа-судак куда-нибудь денется, чтобы наброситься многочисленной толпой на калорийную икру и разом ее сожрать. Судак, охраняющий гнездо, очень агрессивен, он бросается на все, что проплывает поблизости.

Теперь представьте себе, какой урон судачьему племени наносят джиговики, вылавливающие в период запрета судаков на гнездах. Если даже предположить, что из всей икры с одного гнезда выживет хотя бы 100 рыб, то нетрудно понять, что, поймав только одного судака, «джигит» на самом деле убьет сотню судаков. Но ведь опытный спиннингист иногда ловит судаков по несколько десятков за рыбалку. Я лично знаю таких «тружеников». Ни одна браконьерская сеть не может нанести такого урона судачьему племени!

А происходит это одинаково из года в год. Прекрасно экипированные дорогими дальнобойными спиннингами опытные джиговики приезжают на берег реки и встают против того места, где имеются судачьи гнезда. Приезжают очень рано, стараясь поймать как можно больше рыб и успеть припрятать их до приезда рыбнадзора. Рыбнадзор приезжает почти всегда: штрафует джиговиков-браконьеров, забирает несколько рыбин, которые покрупнее, и уезжает. Довольны все: рыбнадзор едет дальше с деликатесной рыбой в багажнике и с выполненным дневным планом по штрафам, а спиннингисты остаются ловить рыбу дальше.

Заметьте, что все эти спиннингисты - люди далеко не бедные. Не относятся к голодающим.

Они делятся на две категории. Одни, пользуясь моментом, попросту набивают филе судака морозильные камеры. Об этих и говорить не стоит - все понятно. Другие - это «совестливые». Они ловят столько же, однако всю пойманную рыбу отпускают.

Но ведь пойманный, снятый с гнезда судак уже не вернется и не встанет на охрану своего потомства! Эти ребята прекрасно все понимают: они же образованные рыбаки, с огромным стажем, они читают рыболовные журналы и газеты. И все же ничего поделать со своей страстью не могут. Говорю одному такому совестливому: «Что же ты делаешь? Ведь выбивая самцов с гнезд, ты губишь тысячи будущих рыб!» Он грустно опускает глаза: «Да знаю я, но сделать с собой ничего не могу...»

Бедные, бедные! Как же мне их жалко! Преодолевая сильнейшие муки совести, переступая внутри себя через спиннингиста и хорошего человека, встает такой спиннингист еще затемно, берет в руки любимую снасть и, умываясь слезами, превращается. в самого злостного браконьера, причем гораздо более вредоносного, чем какой-нибудь рядовой сетевик.

В.Герасимов

Купальный сезон

«На рыбалке нет безвыходных положений», — считает Андрей Барышников. Проанализируйте сложившуюся ситуацию, покопайтесь в памяти, поворошите свой прошлый опыт, вспомните опыт товарищей, и верное решение найдется.

Зачем рыбаку GPS?

Процесс покупки навигатора GPS растянулся на довольно значительное время, терзали смутные сомненияв целесообразности затрат.

Ловля капризного карпа в "капризном" Подмосковье

Карп по своему генетическому коду рыба теплолюбивая, и «встает» после зимнего сна поздно — этакая рыбья «сова», а осенью, после падения температуры воды ниже 12°С, теряет жизненную активность. Хотя, конечно...

Азовская хамса

Азовская хамса — Engraulis encrasicolus maeoticus Pusanov, 1926. Азовський анчоус, хамса (укр.); Azov anchovy (англ.).

Черноспинка

Черноспинка — Alosa kessleri kessleri (Grimm, 1887). Сельдь Кесслера, бешенка, залом, полузалом, железница, весёлка; Caspisan anadromous shad, blackbacked shad (англ.); Schwarzriicken-Hering, Kaspischer Hering (нем.).

Складной подсачек своими руками

Сколько крупной рыбы было упущено мной из-за того, что она не умещалась в подсачек с узким ободом! Я решил изготовить складной подсачек большого размера, удобный в транспортировке.