Против правил
«Рыбалка – это не увлечение, не привычка и, тем более, не просто желание заняться чем-нибудь в свободное время.
Рыбалка сродни поэзии: это – состояние человеческой души».

Против правил

Против правил

Меня всегда удивляла способность рыб приспосабливаться к нехарактерным для них условиям. Особенно много примеров такой «универсальной живучести» можно обнаружить в азиатских водоемах. Ведь здесь почти рядом соседствуют и горные реки с ледяной водой, и прогреваемые до дна прозрачные прудики, и мутные арыки с сильным течением, и полностью заросшие, почти без единого окошка открытой воды заболоченные озера. И практически везде можно обнаружить рыб, которых по всем канонам там никак не должно быть.

Недавно в одном очень заросшем арыке - обычной канаве шириной около 2 метров - я обнаружил змееголовов. Арык бессточный и даже в наводнения не соединяется ни с расположенным неподалеку озером, ни с рекой. Скорее всего, он подпитывался грунтовыми водами и от находящихся рядом рисовых чеков. Рыболовы здесь появлялись редко, змееголовов никто не беспокоил, и они чувствовали себя полными хозяевами.

Когда удалось вырваться на рыбалку к этому каналу, оказалось, что рис перестали поливать и воды в арыке осталось не более 20-30 см, и то в самых глубоких местах. Но змееголовов это не слишком смутило, так как уже через полчаса в моем садке плескалась пара килограммовых экземпляров. Больше змееголовов мне было не нужно, и я сел перекусить, забросив удочку, наживленную червяком, в крошечное окошко чистой воды. Глубина в месте ловли вряд ли превышала 15-20 см, так как мой поплавок, настроенный на полуметровую глубину, наклонился и лег. Только я подумал, что надо бы перенастроить снасть, как поплавок резко дернулся и мгновенно исчез под толстым слоем ряски.

Подсечка, мягкий рывок - не тут-то было! Рыбина плотно забилась в водоросли и не хотела идти к поверхности. Только спустя минуту мне все же удалось извлечь ее на свет божий. Это был упитанный круглобокий серебристый карась весом около полукилограмма. Не верилось, что столь солидная рыба может жить в такой мелкой луже. Но то, что пойманный карась в этом арыке не один, подтвердилось через 15 минут: из того же окошечка в сплошной ряске были извлечены еще два экземпляра той же весовой категории.

Но азиатские караси живут не только в хорошо прогреваемых болотцах, но и в весьма холодных местных реках. Пример тому - караси реки Чирчик. До недавних пор я считал, что в Чирчике эта рыба не поднимается выше самой верхней по течению плотины. Из-за подпора плотины глубины выше нее солидные, а изумрудная вода настолько холодна, что и в самую жару желающих искупаться в реке не наблюдается. Но оказалось, что и эта вода карасям «по зубам»!

Выше плотины в Чирчик впадает бурная и холодная речка Угам. И вот как-то в самом устье Угама я увидел рыбаков, которые ловили какую-то рыбу впроводку. Честно говоря, я не сомневался, что в уловах у них будут маринки, османы или даже форель - то есть типичные любители быстрой холодной воды. Но к моему удивлению, основу улова составляли... серебристые с синевой караси! Правда, и выглядели эти стограммовые рыбки как настоящие спринтеры - удлиненные тела, приспособленные к быстрому течению и украшенные не по размеру большими темными плавниками.

Сюрприз с карасями ожидал нас и на горном Чарвакском водохранилище, сток с которого вместе с рекой Угам собственно и образуют Чирчик. Я заметил небольшой, впадающий в водохранилище ручей, который последнюю полусотню метров проходил по крутому глинистому склону, а в месте впадения образовывал в изумрудной воде водохранилища довольно большую коричневатую «тучу» из взвешенной глины. Всплески рыб у границ этой взвеси были заметны издалека. Это могли быть и маринки, и даже форели, поэтому, снарядив удочки и соблюдая тишину и маскировку, мы стали спускаться по крутому склону.

Делаю заброс насадки - обычного червя - прямо в желтоватую взмученную воду, и тотчас же следует резкая поклевка. Сердце екнуло - так бесшабашно и резко берут как раз форели. Подсечка, бурное сопротивление - и из воды вылетает обыкновенный серебряный карасик граммов под 300. Поймав по паре рыбок, ловить мы перестали, хотя было видно, что стая большая и брали караси жадно, взаглот. Но не за этими же обычными рыбками мы поднимались в горы. Хотя карасики, пожалуй, не «из простых», раз тоже забрались на такую высоту.

Не меньшую удаль в деле «приспособленчества» проявляют и аральские жерехи. В этом году их вынудила на это необычно теплая и сухая осень. Из-за тепла и сухости уровень воды в реках и каналах сохранился почти на летнем - низком - уровне. Мой любимый Шурузяк, вода которого отличается особой прозрачностью, обмелел больше обычного и почти полностью зарос водорослями. Практически полное отсутствие «оперативного простора» для охоты боем вынудило обитающих в канале аральских жерехов полностью поменять свои охотничьи приемы.

В воде почти сплошной ковер из водорослей, в котором течение пробило некое подобие коридоров. Вся рыба держится на границе этих проток и водорослей, при малейшей опасности ныряя в спасительные водяные кущи. Летом жерехи охотились в протоках между отдельными небольшими плесами чистой воды, и достать их было относительно просто: подкрадываешься взаброд поближе к такому окошку, аккуратно забрасываешь приманку к дальнему его краю и неспешно подтягиваешь ее к себе. Через несколько оборотов катушки блесенку резко останавливает жерех, вылетающий откуда-то из-под водорослей. Все это и близко не напоминало охоту за жерехом, а смахивало на ловлю щурят в заросшем болотце, именуемом в народе «жабовником».

Но по холодной воде близко к чистым окнам стало не подобраться, а забросы с берега неизменно заканчивались зацепами. Дело к полудню, несколько оборванных блесен, а садок все еще в рюкзаке - примерно так началась моя рыбалка прохладным октябрьским утром. В конце концов я добрался до места, где чистая струя приближалась к берегу, заросшему стеной высоченного камыша. Место неудобное, блесну приходится вести против сильного течения, и ее выносит к поверхности, что для осенней ловли не лучший вариант.

Очередной заброс оказывается особенно неудачным - блесна падает прямо у границы тростника, и я вынужден быстро ее подматывать, чтобы избежать зацепа. Неожиданно, прямо из камышовой стены выскакивает жерех, и следует мощный удар. От неминуемого зацепа и обрыва спасло то, что жерех потянул не в камыши, а на чистую воду. Следующие забросы я стал специально делать прямо к границе камышей, а скорость проводки уменьшил до минимально возможной. Тактика возымела действие: не сходя с места, я поймал еще двух жерехов, причем приманку они атаковали тоже из камышей.

Не раздумывая долго, я направился вниз по течению, где обнаружил похожий участок берега с камышовыми зарослями. И снова в садок переселилась пара увесистых серебристых красавцев.

Так сплошные заросли обычно чистого канала заставили жерехов перейти на чисто щучьи методы охоты - из засады.

И.Бедрицкий

И Яков пошёл…

Как ни уговаривал Яков друзей прекратить рыбалку на пустой сегодня протоке и отправиться на основное русло Большой, все было бесполезно. Неохота им было сниматься с насиженного места и шагать три...

Рыбный треугольник

Все! На завтра никаких дел - едем на рыбалку с младшим братом Артемом, возьмем надувную лодку, еды на целый день и отправимся на мое любимое место - в село Сидорово...

Благодарность природы

В тот день, когда я наконец собрался половить карасей, погода была не из лучших: дул северный ветер, над головой висели тучи. Подъехал к одному из рыболовов, спрашиваю о клеве. В ответ...

Сибирский осётр

Сибирский осётр — Acipenser baerii Brandt, 1869. Осетр, костерь, чалбыш (на Оби); сох (обские ханты); ехэна (ненецк.); Siberian sturgeon (англ.); Sibirischer Osseter (нем.).

Алеутский скат

Алеутский скат — Bathyraja aleutica (Gilbert, 1896). Aleutian skate (англ.); arasukakasube (яп.).

Спиннинговые катушки. Большие задачи малого механизма

Этот заголовок как нельзя лучше характеризует условия работы и требования рыболовов, предъявляемые к спиннинговым катушкам. Дальний и точный заброс, плавная проводка приманки, противоборство с сильным хищником — на всех этих...