Главное меню
Главная
Правила рыболовства
Безопасность
Рыбы
Календарь
Клёвые места
Практика рыболова
Мастерская
Снасти
Привады, Прикормки, Насадки
Спининговые приманки
Способы ловли
У костра
Снаряжение рыбака
Советы
Вопросы и ответы
Статьи
Зарубежная рыбалка
Видео смотреть
Видео скачать
Кулинария
Юмор
Контакты
Авторам
Галерея
Доска объявлений
Карта сайта
Каталог





Забыли пароль?
Вы не зарегистрированы. Регистрация


Порекомендовать друзьям



Рекомендуем°


А Москва-река близко...

Рыбалка на Москве - реке

Московскому рыболову-речнику не написать о Москве-реке было бы странно. Андрей Барышников написал, да столько, что пришлось разделить его повествование на две части.

Мне представляется, что непредсказуемость рыбалки на Москве-реке выше столицы можно преодолеть упорным освоением этой акватории в различные периоды зимы: по первому льду, в середине зимы и ближе к весне. Учет водного режима, метеоусловий и восприятие опыта местных рыболовов помогут вам стать своим на этом непростом, но все же интересном водоеме.

Итак, часть первая: Зима. Хорошо промчаться на собственном «Чероки» какую-нибудь тысячу верст, подрулить к элитной рыболовной базе, заплатить кругленькую сумму в у.е., а затем потаскивать «трофейные экземпляры» и отмечать каждую удачу марочным коньяком. Вот только у миллионов наших соплеменников нет ни «Чероки», ни у.е., ни доступа к чистым гостиничным номерам. Что же остается нам, обездоленным рыболовам? А остается осваивать совсем не богатые ихтиофауной близлежащие водоемы, изучать их досконально, чтобы, в конце концов, не просто заниматься процессом рыбной ловли, по и с полным основанием рассчитывать па более или менее удовлетворительный улов.

Для многих московских рыболовов таким водоемом является Москва-река, которая большей частью находится в пределах Московской области и течет через столицу нашей Родины.

Чистота воды

Рыбалка на Москве - реке зимойСразу оговорюсь, что речь пойдет не о нижнем течении Москвы-реки после ее расставания со столичной территорией, а о ближнем к Москве участке реки выше города. Что же касается реки на ее послегородском протяжении, то никакие рассказы о килограммовой плотве или о судаках, регулярно попадающихся на джиг, не заставят меня ловить в том химическом растворе, который лишь своей текучестью напоминает воду. Для меня это было бы унижением моего рыбацкого достоинства. Конечно, и выше города Москва-река чиста относительно, но все познается в сравнении. В течение довольно длительного времени осуществляется контроль над состоянием водной среды от Рублева до впадения Истры в Москву-реку. Ежедневно, зимой и летом, за исключением периода нахождения в ремонте, по Москве-реке ходит катер на воздушной подушке, и в определенных точках оператор делает заборы воды для последующего анализа. Однажды в районе Ильинского этот катер остановился возле меня, и оператор попросил разрешения взять пробу воды из моих лунок. Я спросил его, насколько чисты воды Москвы-реки. Он ответил коротко: «Вся таблица Менделеева!» А что бы он сказал после анализа воды ниже города?

Проблемы со льдом

Еще один фактор, который необходимо постоянно иметь в виду, — это ледовая обстановка на реке. Вся беда в том, что уровень воды выше города не стабилен, а подвержен колебаниям из-за сброса воды из водохранилищ, находящихся выше по течению: Истринского, Рузского, Озернинского, Можайского... В начале зимы в период ледостава нерегулярные сбросы задерживают образование льда даже при низких температурах воздуха. Однажды я намеревался открыть зимний сезон на реке выше Звенигорода. Добравшись до места, я увидел, что береговой припай висит в воздухе, до воды сантиметров десять, а река вольно течет, неся отдельные льдинки. В том сезоне лед встал при высоком уровне воды, а затем где-то закрыли плотину, и лед, естественно, рухнул. Бывает и наоборот: замерзает река при низком уровне, а увеличение сброса ломает лед. Такое я наблюдал раз в районе Усова. Молодой лед был весь поломан, встал торчком, а между торосами были тонкие перемычки, пробивавшиеся одним ударом пешни. Мне пришлось уйти километров за пять вниз к Барвихе, где я нашел участки с устойчивым льдом. Поэтому если вы решили посетить Москву-реку в начале зимы, необходимо располагать очень достоверной информацией о состоянии льда.

В середине зимы сбросы воды усиливают течение, которое несет отмершую водную растительность и всякий мусор, что хорошо видно в лунках; вода выступает на лед. В конце зимы лед распадается значительно быстрее, чем на других реках с постоянным уровнем, особенно после мягких зим, какие были последние несколько лет.

Хороший урок

В связи с вышесказанным вспоминается один случай из давних времен. Я приехал на Москву-реку в Щукино, туда где расположен шлюз, связывающий Химкинское водохранилище с Москвой-рекой. Почему-то мне захотелось лопни, на другой, строгинской стороне реки — всегда кажется, что «где-то там, за поворотом» места лучше. Я бодро пересек реку, устроился недалеко от берега, расчистил от снега место, мысленно наметил контуры будущей лунки и ударил пешней. По первому льду, особенно на реке, я всегда предпочитаю пешню ледобуру. Пешня сразу же пробила тонкую ледяную корочку. Хорошо, что петля на ее ручке была намотана на руку. На чем я стоял и почему это что-то держало меня, я не понял. Чуть дыша, я собрал свои вещички и по своим же следам, проверяя каждый шаг ударом пешни, вернулся на левый берег. Оказалось, что ледовый покров представлял собой отдельные ледяные блины, едва спаянные между собой. Этот случай стал для меня наукой.

Уровень воды и клев

Из информации, полученной от местных рыболовов, и из собственного опыта выявилась прямая зависимость состояния клева от уровня воды. Приемлемый клев наблюдается, как правило, при низком уровне воды, сохраняющемся в течение некоторого времени. Повышение же уровня и усиление течения приводят к тому, что интенсивность клева приближается к абсолютному нулю. Ловля в такие дни уподобляется ловле в тазике или в графине, в который забыли налить воду. Зато результативность может быть стопроцентной: например, три поклевки в течение дня — и три пойманные рыбы. Такая рыбалка просто угнетает. Первая мысль, которая приходит в голову: «Я совсем разучился ловить!»

Но когда видишь, что и у других рыболовов то же самое, немного успокаиваешься.

Затем подумается, что рыба набралась сознания элитарности от чиновников, живущих по берегам Москвы-реки за высокими каменными стенами в виллах и дворцах, и не хочет общаться с простым рыболовом.

А помимо этого москворецкая рыба вообще очень капризна и чрезвычайно чувствительна к переменам погоды. Поэтому результаты поездок на Москву-реку в зимнее время непредсказуемы.

С поплавком

Мой собственный опыт зимней ловли на Москве-реке имеет давнюю историю. Еще в студенческие годы я стал осваивать ловлю на участке Щукино — Строгино. Современного жилого района Строгино еще не было и в проекте, а была деревня Строгино. Ловля проходила в основном вдоль берега Москвы-реки, примыкающего к Тушинскому аэродрому. В прибрежной зоне на глубине до полутора метров бойко ловились на мормышку неплохой окунь, плотва и ерш. Меня же в то время больше привлекала ловля на поплавочные удочки. На глубине 4-5 метров я делал две рабочие лунки, а поскольку постоянно ощущалось течение, то кормушка со смесью мотыля и молотых сухарей опускалась в лунку на метр — полтора выше по течению. Кормушку я подвешивал сантиметрах в десяти от дна, не раскрывая ее. Течение постепенно вымывало прикормку через дырочки в корпусе кормушки, и через определенные промежутки времени ее приходилось пополнять.

Устройство снасти было типичным для ловли на течении. На конце основной лески закреплялось грузило с учетом силы течения. Обычно хватало двух -трех крупных дробин. А выше грузила привязывался поводок длиной сантиметров 10-15. Чтобы он не запутывался, я опускал оснастку в лунку медленно. Течение расправляло поводок, и он никогда не перехлестывался с основной леской.

Почти сразу же отзывался ерш, причем ерш крупный, икряной. Изредка попадался окунь. Но вся эта ловля затевалась ради плотвы. Отменная плотва, от 200 граммов, подходила не стайно, а поодиночке. Ее поклевку никак нельзя было спутать с ершиной: поплавок, плавно качнувшись, медленно погружался.

Уловы не измерялись килограммами. Около десятка крупных плотвиц за день и энное количество хороших ершей и окуней вполне грели душу. Конечно, бывали и более удачные, и менее удачные дни.

Килька в томате

На выходе из шлюзового канала в Москву-реку ловили подлещика. А в конце марта на этом пятачке собирались рыболовы, без устали таскавшие мелкого ерша. Тогда был популярен такой рецепт кулинарного использования  рыбьей  мелочи: мелких ершей и окуней потрошили, затем, посолив и поперчив, укладывали слоями в эмалированную кастрюлю, поливая каждый слой растительным маслом и прокладывая кольцами репчатого лука и прочими приправами по прихоти кулинара. Кастрюлю ставили на медленный огонь, и ее содержимое томилось несколько часов. В результате получалось нечто, по вкусу напоминавшее шпроты. Все рыбьи косточки размягчались. А добавив томатную пасту, можно было сработать это блюдо под «кильку в томате».

Расставание

Не знаю, сколько бы еще я продолжал ловить на этом участке Москвы-реки, но в один из сезонов, наловив как-то отменных ершей, я вознамерился сварить уху. Уха получилась ароматной и красивой, но вкус... Вкусом она напоминала отвар полыни. В реку пришла Большая Химия. Да и берега стали интенсивно застраиваться. Я люблю, оторвав взгляд от лунки, видеть заиндевевший лес на берегу, белые поля, а не коробки из бетона и металла. Если вдруг приходится ловить в подобных местах, то я сажусь спиной к индустриальному пейзажу.

Вот так я на долгие годы расстался с зимней ловлей на этом участке Москвы-реки. Правда, не терял связи с рекой летом, но значительно выше города, о чем еще будет речь во второй части очерка.

Новое место

Возобновил я зимнюю дружбу с рекой в середине 90-х годов по двум причинам. Что это за причины? Во-первых, достаточное знание реки на определенных участках в летних условиях. Во-вторых, близость этого водоема. Дело еще в том, что, живя на крайнем юге Москвы, я для того, чтобы добраться до ближайшего к Москве водоема, заслуживающего интереса зимой, то есть Истринского водохранилища, трачу на дорогу своим ходом три с половиной часа в один конец. Согласитесь, что это очень много и что такая поездка обременительна. К тому же, на обновление отношений с зимней Москвой-рекой меня воодушевила информация, полученная от моих друзей.

Участок реки, о котором они говорили, был уже другим: от Усова до Барвихи. Здесь река делает плавные повороты. Основная струя прижимается то к правому, то к левому берегу, оставляя у противоположного берега относительно спокойные места. От Петрова-Дальнего до Рублева на реке нет перекатов. Это непрерывный плес с углублениями от 3 до 5 метров.

В период ледостава, естественно, лед вначале образуется на спокойных участках реки, но переходить реку очень опасно, и поэтому необходимо выбирать пути подъезда к конкретному месту по правому или левому берегу. По словам местных рыболовов, тем, кому удается застать первый лед толщиной около 5 сантиметров, гарантированы поклевки крупного окуня до 500 граммов. Буквально же через неделю после такого рыболовного пиршества крупный окунь как будто растворяется в водном пространстве. Мне, увы, не довелось до сих пор попасть на окуневый праздник: для этого нужно жить рядом с рекой и каждый день отслеживать ледовую обстановку. Но и в течение всей зимы, а особенно ближе к весне, случаются поклевки одиночных крупных окуней.

Рекордный окунь

Мой личный рекорд в ловле окуня на мормышку состоялся в середине декабря 1998 года в районе Ильинского. В тот день погода не баловала, был снег с ветром, но окуни в пределах 100 граммов поклевывали. В одной из лунок, которые я обходил с мормышкой, обозначилась четкая поклевка. Подсечка, возможно, была излишне резкой, и леска 0,10 оборвалась. Я тут же достал запасную удочку со свежей леской 0,12, поставленной накануне. Отошел к другим лункам и минут через двадцать вернулся к лунке, в которой был обрыв. Сразу же после опускания мормышки до дна кивок прижало. Я даже не подсек, а только приподнял удильник — и ощутил очень приятную тяжесть. На удивление спокойно, без рывков и толчков, эта тяжесть подалась к лунке. И вот из ледяной кашицы показался нос рыбы. Мне почему-то подумалось, что это судак. Левой рукой я нащупал голову рыбы и вытащил ее на свет Божий. На льду лежал великолепный окунь, который при домашнем взвешивании потянул ровно 700 граммов. Я осмотрел его рот, но оторванной ранее мормышки не обнаружил.

Кстати, на крючке мормышки при этой знаменательной поклевке был кусочек навозного червя. Я заметил, что мормышку с мотылем чаще теребит мелкий окунь, а если заменить мотыля опарышем или кусочком червя, то поклевки становятся реже, но увереннее, а добыча — крупнее.

На блесну

Я давно обнаружил, что местный народ ловит в течение всей зимы на блесну. Ловят ходом, долго не задерживаясь на одной лунке. Оснащены местные рыболовы по-современному: Москва-то рядом. В последние год — два среди них растет интерес к балансирам. Но тут есть одно «но»: мест ловли окуня на этом участке Москвы-реки немного. Это несколько спокойных участков, которые летом сильно зарастают, а к зиме отмершая растительность ложится на дно не сразу. Кроме того, есть еще участки вдоль полузатопленного прибрежного кустарника. В таких условиях балансиру просто негде совершать без зацепов свои пробеги. Но местные на то и местные: они знают пятачки, где зацепов нет. Есть среди них и приверженцы мормышки, но мормышки безнасадочной.

В моей рыболовной практике был период, когда я тоже увлекался зимним блеснением, но потом мормышка потеснила отвесную блесну. Наблюдая за ловлей москворецких рыболовов, я пришел к выводу, что очень часто на блесну окунь берет лучше и значительно крупнее. И вот в этом зимнем сезоне я решил вернуться к блеснению. И не пожалел об этом.

Зимние окуневые блесны я делаю сам. Мне нравится оснащать их одинарными крючками на короткой цепочке (по финскому образцу). Такая оснастка, на мой взгляд, возбуждает окуня сильнее, чем обычная, когда крючок впаян в тело блесны.

Ерши

Собственно говоря, вернуться на зимнюю Москву-реку меня заставили конкретные сведения о ловле крупного ерша в районе Барвихи. У меня к ершу какое-то особое отношение: если ловится крупный ерш, я предпочту его другой рыбе. Так вот, в районе Барвихи ловился ерш таких размеров, что заставлял вспоминать сенежского королевского ерша. Это с переменным успехом продолжалось несколько лет, но в зимнем сезоне 1999-2000 гг. я не поймал ни одного ерша. А летом как-то в беседе с одним из местных рыболовов я спросил, куда же подевался москворецкий ерш. Он мне ответил, что весной по реке несло много мертвых ершей. Что это была за эпизоотия, поразившая исключительно ерша? Известно, что нечто подобное происходит с раками. Вдруг в каком-то регионе без всяких видимых причин полностью вымирают раки, а вновь появляются лет через десять.

Прошло уже три года, но ерш на этом участке Москвы-реки так и не восстановился, хотя выше Звенигорода с ним ничего не случилось. Может быть, в реку было сброшено некое вещество, убивающее только ершей? Загадка! К слову, похожее произошло в нижней части Истринского водохранилища. Поимка там ерша сейчас — целое событие.

Другая рыба

По летней ловле я знаю, что на описываемом участке Москвы-реки много хорошей плотвы, но зимой она проявляет себя крайне редко. Разве только при ловле на поплавочную на глубине 3-5 метров, но в этих русловых ямах сильное течение, затрудняющее ловлю. Скрытна зимой и многочисленная здесь густера. При ловле на мормышку изредка попадается мелкий судачок. Только один раз я взял судачка без зазрения совести; он весил около 400 граммов.

Иногда щучка, собирая сувениры, отстрижет блесну.

Однажды в середине марта в районе Барвихи я наблюдал кратковременный выход молодого леща. У рыболовов, ловивших на глубине около 4 метров, было несколько поклевок лещиков по 500-600 граммов. Были и обрывы.

Еще один участок

Еще один участок Москвы-реки следовало бы упомянуть: ниже Рублевского гидроузла. Казалось бы, одна и та же река, но условия ловли совсем другие. Здесь значительно глубже, нет ориентиров, которые помогли бы найти рыбу, а сама рыба рассредоточена. У меня создалось впечатление, что здесь ее просто меньше, чем выше Рублева. В то же время, здешняя рыба достойна самого пристального внимания.

Как-то раз я ловил в заливчике на мормышку. Поймал несколько окуней и плотвиц с ладошку. Ко мне подошел рыболов, которого я видел сидящим на середине реки. Ему было просто необходимо поделиться с кем-нибудь радостью. Он показал мне трех окуней граммов по 400-500, пойманных поплавочной удочкой на мотыля.

Конечно, на этом участке реки преимущество на стороне рыболовов, живущих в Тушине и Павшине. Многие ловят здесь на «чертиков». Если видишь рыболова, который, присев на несколько минут у лунки, вдруг срывается и бежит куда-то, то это «чертятник». 

 

Вторая часть повествования Андрея Барышникова - рыбалка на Москве-реке по открытой воде.

 

Рыбалка на Москве - реке летомНесомненно, что одни и те же рыболовные места летом предоставляют рыболову намного больше возможностей для реализации его творческого потенциала, чем зимой. Тут и спиннинг со всеми его разновидностями, и проводка, и стационарная поплавочная ловля, и ловля со дна, и ловля поверху, и прочее, и прочее. Конечно, разноплановый рыболов будет иметь преимущество: у него больше вариантов действий, из которых он может выбирать наиболее подходящий к сезону и к состоянию реки (уровень, температура и прозрачность воды).

«Открытая вода» в наших краях включает в себя три времени года: весну, лето и осень. Конкретнее, это период с середины апреля по начало ноября. Конечно, мы говорим о «нормальной» реке, которой зимой положено замерзать, а к весне оттаивать.

Москва-река выше столицы вскрывается относительно рано. Зависит это не только от характера весны, но и от мощности сбросов с водохранилищ. Лед бы мог еще постоять, но сильный сброс воды поднимает его, ломает и уносит.

Воды Москвы-реки мутнеют незначительно, но уровень весеннего паводка может быть высоким. Я не любитель ловить по большой воде, когда не знаешь, куда «приткнуть» свою снасть: лучше подождать спада вешних вод.

Общие впечатления складываются из видения одиночных картин, а закономерности формулируются при рассмотрении отдельных явлений и фактов. Таким образом сложился и мой сегодняшний опыт ловли по открытой воде на Москве-реке — яркие эпизоды и отрывочные наблюдения, накопленные за многие годы, дали мне определенную сумму знаний.

Открытие сезона

Я предпочитаю открывать сезон ловли на Москве-реке ближе к середине мая. Важно, что в это время сама река обеспечивает меня насадкой. Это, в первую очередь, ручейник, затем пиявки-клепсины, личинки стрекоз и прочие «вкусности». В мае при ловле в проводку трудно ориентироваться па какую-то определенную рыбу. В уловах присутствуют плотва, подъязок, елец, окунь, ерш, уклейка, отменный пескарь, но особенно активен в течение всего мая голавль. По мере заступления на нерестовую «вахту» того или иного вида рыб количество его представителей в уловах уменьшается или увеличивается.

Однажды на день рождения, который у меня в мае, река преподнесла мне прямо-таки царский подарок. На ручейника я поймал 10 голавлей, самый крупный из которых потянул на 950 г, а еще несколько были в пределах 500 г. На личинку стрекозы попался яркий окунь граммов на 300. Но лучше всего запомнился крупный язь, которого я взять так и не смог. Я долго держал его, измотав так, что он уже лежал на поверхности воды, но берег был со ступенькой, и вытащить язя волоком было нельзя. Пришлось мне сползти в воду; на мне были болотные сапоги. Я подвел язя к себе и уже дотронулся до него рукой, как вдруг произошел банальный сход: крючок просто выпал из ранки в губе язя. Но особого расстройства не было — если бы я еще и язя взял, с учетом остального улова это было бы уже слишком. Кстати, погода в тот день была совсем не благоприятная: порывистый северный ветер при температуре воздуха около 8 градусов.

Еще одно весеннее впечатление. Я ловил взабродку около островов выше Звенигорода чудесное было место, известное, наверное, не мне одному. Слева в полузатопленных кустах, росших на острове, я услышал какие-то всплески. Вглядевшись, обнаружил стайку нерестившихся крупных лещей, в каждом из которых было по меньшей мере килограмма два.

Я попытался соблазнить их червячком, делая проводку вплотную к кустам. Куда там! Им не было дела до каких-то там червячков — они производили потомство.

Боясь их спугнуть, я стоял неподвижно и лишь наблюдал за этими рыбинами. Минут через десять все стихло. Лещи ушли.

Начало лета

В начале лета, когда почти вся рыба отмечет икру и разойдется по своим «летним квартирам», наступает время ловли на конкретных пятачках. Шаг влево, шаг вправо — и вы без поклевки. Такие места можно вычислить. Это, например, могут быть ямки под кустами, углубления за отдельными куртинами водной растительности, где течение замедляется.

В один прекрасный день я облавливал такой пятачок под крутым бережком: два на два и глубина всего-то около метра. На ручейника — плавная, уверенная поклевка. После подсечки рыба замерла на месте, а потом потянула в куст... Мертвый зацеп. Пришлось подойти по воде и отцепить крючок.

Примерно через час я вернулся в это место. Поклевка повторилась, но на этот раз рыба вышла на струю и встала. Создалось равновесие сил: ни она не могла двинуться дальше, ни я не мог завернуть ее. А закончилось все это обидным сходом. В своей проволочной оснастке я предпочитаю крючки мелких номеров; возможно поэтому-то и случаются сходы крупных экземпляров. Я почти уверен, что дважды брал один и тот же крупный голавль.

Лещ

Москворецкий лещ заслуживает отдельного разговора. В Москве-реке выше города достаточно много крупного леща. На участке Петрово-Дальнее — Барвиха распространена ловля леща на донную снасть, в том числе и ночью. Ловля эта бывает успешной.

Мое проволочное удилище дважды контактировало на Москве-реке с крупными лещами. Как-то я ловил взабродку в конце переката, где водная растительность кончалась и образовывалось ровное течение с глубиной около полутора метров. Стоял я на середине реки, почти по грудь в воде. Местечко предварительно слегка прикормил. На ручейника и опарыша поклевывали плотва, голавлики, ельцы. Попались даже два очень редких сейчас подуста.

Отпустив поплавок метров на шесть, я увидел типичную лещовую поклевку - «на подъем». После подсечки лещ сопротивлялся недолго и вскоре лег плашмя. Но как его взять? Я стою на середине реки. Подсака, конечно, нет. Вести леща к берегу через траву -безумие.

До отказа отведя удилище назад, я буквально положил леща себе на грудь, взял его за голову и побрел к берегу. Лещ весил 1,6 кг.

Вторая встреча произошла при ловле с берега. За развевавшимися по течению водорослями образовалось затишье, куда я и сделал заброс. На крючке был ручейник. Взял лещ, в своем обычном стиле, выложив поплавок. Беда была в том, что между заливом и берегом проходила сильная струя. Лещ вышел на струю и подставил свой широкий бок течению. Минуту-другую продолжалось «перетягивание каната», а затем — сход. И тут на противоположном берегу раздался хохот. Оказывается, па траве там возлежала «компашка», и моя неудача вызвала у них искреннюю радость. Много ли надо таким людям для счастья?

С крупным лещом связан еще один курьезный эпизод. Я тихонько сплывал на резиновой лодке по Москве-реке выше Звенигорода. На берегу мужичок, вцепившись обеими руками в согнувшееся удилище, пытался рывком выбросить рыбу на сушу. На поверхности показался лещ, не желавший, да и не способный по причине своего немалого веса летать по воздуху. Раздался треск удилища, и лещ скрылся под водой. Мне всегда претила подобная манера выбрасывать подсеченную рыбу в кусты и затем искать ее, весело матерясь. От таких ловцов я держусь подальше.

Вдоль бровки

От Петрова-Дальнего до самого Рублева протянулся плесовый участок Москвы-реки. Течение ровное, дно каменистое или песчано-галечное, глубина приличная. Эти места хорошо подходят для организации проводки с берега, с прикормкой. Следует отметить, что ложе Москвы-реки на многих ее участках имеет своеобразную конфигурацию: у берегов глубже, чем на середине. Так вот, для правильной проводки крайне необходимо обнаружить внутреннюю бровку, так сказать бровку наоборот, где от прибрежного углубления дно начинает повышаться к середине реки. Иногда эта бровка находится в 10 метрах от берега, а иногда и в 20-25. Найти ее с помощью 6-7-метрового удилища с катушкой несложно. После прикормки проводку нужно делать, придерживаясь найденной бровки.

Самой результативной насадкой при такой ловле является ручейник, которого можно найти как в самой реке, так и в ручьях, впадающих в нее. Ближе к осени бывает эффективен мелкий навозный червь. С прикормкой я особенно не мудрю: это молотые сухари или манка, закатанные в шары с вязким грунтом.

Большую часть улова составляет густера. На этом участке реки она попадается отменная. Мой личный рекорд — 600 граммов. Соблазняются насадкой и голавль, подлещик, плотва. Иногда очень мешает мелкая плотва, перехватывающая насадку у более солидных экземпляров.

Поденка

Давно и упорно, со времен Сабанеева, утверждается, что в период вылета поденки рыба, объевшись ею, перестает интересоваться каким-либо другим кормом. Не знаю, может быть мой случай не типичен, но самые обильные и разнообразные по видовому составу уловы на Москве-реке у меня были именно во время вылета поденки. Могу привести точные даты: с 8 на 9 июля 1999 года и с 6 на 7 июля 2000 года, в районе Усова. Эти двое суток выдались на удивление ясными и тихими. Клев не прекращался с вечера до самой полуночи, пока был виден поплавок, и возобновился часов с четырех утра. Поденка массово вылетала в сумерках. Вся река от берега до берега была во всплесках и кругах от поднимавшейся рыбы. Подумалось: «А ведь рыбы здесь очень много!» Наверное, к поверхности поднялись все речные обитатели. Нежные мотыльки сотнями облепляли мою одежду, щекотали лицо. Костер потрескивал от падавших в него поденок. Течением уносило целые скопления насекомых.

Свой рыбацкий успех в эти дни я объясняю тем, что ловил не на какие-то каши и смеси, а на ручейника, чем-то напоминающего личинку поденки. К слову, два рыболова, ловившие выше меня на донки, поймали на червя в ночь с 8 на 9 июля 1999 года крупного угря.

На лягушонка

Много лет подряд я практиковал на Москве-реке выше Звенигорода ловлю голавля поставушками, на лягушонка. Могу утверждать, что голавль начинает питаться лягушатами уже с конца мая, а не ближе к осени, как принято считать. Гиганты мне не попадались, но 3-4 голавля от 300 г до 1 кг составляли мой средний улов за одну «ночную смену». Подробности можно найти в моих прежних публикациях.

Спининг

Москва-река в летний период представляет значительный интерес и для спиннингистов. Правда, на уловы, исчисляемые десятками голов, и на трофейные экземпляры здесь рассчитывать не приходится. Основные объекты ловли — окунь и щука. Щуку крупнее 1,5 кг мне здесь ловить не доводилось, но неуверенные выходы за блесной более крупных особей я наблюдал. Ловля ходовая. Поскольку оба берега Москвы-реки «простреливаются» автобусными маршрутами, то я обычно выбираю некий пункт А. и из него с ловлей спускаюсь по течению или поднимаюсь вверх до пункта Б.

Спиннинговые вылазки запоминаются не количеством пойманной рыбы, а чем-то примечательным, необычным. Как-то в середине октября я прошел уже километра два по берегу реки, безуспешно делая заброс за забросом. Я помнил одну небольшую ямку на середине реки, в которой у меня раньше неоднократно бывали поклевки. На этот же раз я исполосовал ямку забросами вдоль и поперек — и ничего. Поднялся выше по течению и половил там какое-то время, но внутренний голос мне нашептывал: пало бы вернуться на верное место. Я вернулся, и на втором забросе на блесну мягко села щука на полтора килограмма. Где же она была раньше?

Ниже Петрова-Дальнего вращающуюся блесну часто атакует мелкий жерех, которого, конечно, следует отпускать. В Москве-реке водится и солидный жерех, но он настолько скрытен, что поймать его может только специалист или везучий рыболов. Я был свидетелем того, как два подростка примитивнейшей дедовской спиннинговой снастью поймали жереха под 4 кг, но этот случай — из разряда нелепых удач. А один раз я шел берегом реки и подбрасывал блесенку в интересные места. Краем глаза углядел нечто необычное буквально у себя иод ногами. Вплотную к берегу вполводы шла группа крупных жерехов. Они меня не видели, поскольку я стоял в высокой траве, и спокойно, повиливая хвостами, поднимались вверх по течению. Я тут же сделал несколько забросов вдогонку. Где там...

Беды реки

Нельзя обойти молчанием те беды, которые свалились на Москву-реку и которые носят как общий, так и чисто москворецкий, специфический характер. Так как река выше города во многих местах доступна для личного транспорта, то наплыв народа, желающего отдохнуть на лоне природы, особенно в выходные дни, весьма значителен. Ну какие могли бы быть возражения против идиллической картины «Наши люди на отдыхе», если бы не одно большое НО. Эти «наши люди», как с цепи сорвавшись, прямо-таки соревнуются, кто больше загадит место своего отдыха. Буквально горы мусора, целые свалки всевозможных бутылок, пакетов, одноразовой посуды и т.п. громоздятся по берегам. А стеклянные бутылки не просто выбрасывают, их обязательно разбивают. Пещерные люди, мне думается, имели большее представление об экологии, санитарии и гигиене, чем современные «парнокопытные».

На участке от впадения Истры и ниже введена платная рыбная ловля по путевкам. Меня всегда интересовал вопрос, на каких основаниях делают платным тот или иной естественный водоем, не находящийся в частном владении. В свое время подводилась некая доказательная база, вроде зарыбления водоема, его очистки или борьбы с браконьерством. В данном же случае ничего подобного мы не наблюдаем. Какие такие стерляди или радужные форели запущены в Москву-реку? О чистоте уже сказано выше. Что же касается борьбы с браконьерством, то как ставили сети и бесчисленные «телевизоры» местные умельцы, так и продолжают это делать средь бела дня. Единственная цель работы местной инспекции, кажется, заключается во взимании денег с человека с удочкой. Куда идут эти деньги, можно только догадываться.

(От редакции: в зарубежной Европе почти нет «бесплатных» водоемов даже среди крупных рек, находящихся в государственной собственности и никем не зарыбляемых, зато открытых для промысла. Коли уж решили во всем равняться на Запад, то теперь надо пенять на себя.)

Еще одна напасть, показательная для Москвы-реки выше столицы, — это отчуждение участков береговой линии. Какой-то трактир в районе Волкова отгородил свое жизненное пространство, построив забор, уходящий в воду. Но это чуть-чуть, а целые километры берега отчуждены на участке Усово — Барвиха. И в первых рядах захватчиков находятся — увы! — крупные федеральные чиновники, призванные по долгу службы защищать нас с вами от всяческого произвола.

Хотелось бы сделать одно добавление к тому, о чем говорилось в первой части данного очерка, посвященной зимней ловле на Москве-реке. Факт неожиданный, поскольку свидетельствует о пусть и незначительном, но все же улучшении экологической обстановки на определенном участке определенного водоема. В зимнем сезоне 2002 — 2003 года снова обнаружился в районе Усово — Барвиха крупный ерш, которого там не было в течение последних трех лет. Пусть растет и размножается, да не постигнет его мор, подобный случившемуся три года назад!

 
< Пред.   След. >


 
–екомендуем







–ыбалка

Рыбалка. Рыбная ловля

при использовании материалов ссылка на рыболовный сайт www.fishing-v.ru Рыбалка. Рыбная ловля.