Главное меню
Главная
Правила рыболовства
Безопасность
Рыбы
Календарь
Клёвые места
Практика рыболова
Мастерская
Снасти
Привады, Прикормки, Насадки
Спининговые приманки
Способы ловли
У костра
Снаряжение рыбака
Советы
Вопросы и ответы
Статьи
Зарубежная рыбалка
Видео смотреть
Видео скачать
Кулинария
Юмор
Контакты
Авторам
Галерея
Доска объявлений
Карта сайта
Каталог





Забыли пароль?
Вы не зарегистрированы. Регистрация


Порекомендовать другу:



Реклама


Сазан: высиживать или искать?

Коротко о снасти

 

Удилище при ловле сазана должно отвечать единственному главному требованию — суперпрочности. Многие сазанятники до сих пор считают, что совсем неважно,  какая  Ловля сазанау вас «палка» — «угольная», из стекловолокна или вообще банальное отечественное дюралюминиевое удилище. Однако сегодня можно видеть уже достаточно много рыболовов, сидящих на сазана с удилищами типа карповых, которые обладают и прочностью, и необходимой эластичностью, и легкостью. Нет нужды говорить о том, какие ощущения вы получаете от работы специальной карповой «палкой» (например, графитовые модели фирмы «Silstar»). Совершенно очевидно, что, если   вам   позволяют   средства, стоит приобрести для охоты за сазаном подобное удилище.

Его оснащают мощной безынерционной катушкой типа «Emblems» («Daiwa»). В сочетании с карповым удилищем она даст вам возможность брать даже самых крупных экземпляров с гораздо меньшими усилиями и нервным напряжением. Но, конечно, нельзя не сказать здесь несколько добрых слов и о проверенной временем и ловлей крупной рыбы инерционной «Невской» катушке. Я бы не стал пока сбрасывать ее со счетов, хотя бы потому, что, если у вас нет возможности купить приличную мощную «безынерционку», лучше, чем «Невская», вы ничего не найдете.

Некоторые рыболовы теперь ловят сазана на «плетенку». Позволю себе задать им вопрос: оправдано ли применение «плетенки» в качестве основной лески при ловле в «матерых» сазаньих местах, где довольно часто чуть ли не сплошной коряжник? Обычную леску при зацепе взял и оторвал. «Плетенку» же... Тут не могу не вспомнить слова своего приятеля: «Плетенка» всем хороша, но... только уж больно крепкая: бывало, что при зацепе на шнуре диаметром 0,15 мм я подтягивался на тяжелой лодке к коряге, а иногда отрывал (!) эту корягу от дна и подтягивал к борту целое бревно или «неслабого» размера затонувший пень. В такие моменты поневоле думаешь: лучше бы этот шнур был послабее — оборвал бы где-нибудь поближе к зацепу — и дело с концом». Однако часто случается, что «перелетает» «плетенка» не у самого крючка, а гораздо дальше от него... И тогда теряется не только дорогостоящий шнур, но и время... Так что, наверное, правы те сазанятники, которые используют «плетенку» только для поводков — по мягкости с ней не сравнится ни одна обычная леска. Естественно, основная леска при этом должна выдерживать солидную нагрузку, иначе вы будете рвать ее — да еще где-нибудь посередине, — а не поводки из «плетенки».

 

На застружке

Застружками в низовьях Волги мы с приятелем прозвали узкие, не очень глубокие (до полутора — двух метров) заиленные канавы, проходящие почти у берега параллельно ему. Потом обычно начинается полоса ровного песчаного дна. До сих пор я не могу дать точного объяснения, что привлекает сазана в застружки: ведь он, как известно, тяготеет к более глубоким или закоряженным местам. Но, как ни странно, мы нередко именно в застружках брали довольно крупных — до десяти килограммов — сазанов. Скорее всего эта рыба охотится здесь за мальком или, роясь в грунте, подбирает ракушек, которых тут бесчисленное множество. Можно предположить, что в такие канавки «залетают» сазаны, совершающие свои традиционные маршруты от одного глубоководья на другое.

Сазанья охота будет намного уловистей, если рыбачить с лодки, поставленной на два якоря перпендикулярно течению. Приманку забрасывают минимум на 15 — 20 м по течению, учитывая, что в застружке не очень глубоко, а вода обычно светлая. Грузило можно ставить более легкое, чем при ловле на глубине, но все же достаточно солидное — хотя бы 60 — 70 г.

...Мне особенно запомнилась ловля на застружке на Ахтубе в районе села Михайловка. Мы с приятелем поставили лодку и, насадив ракушки, забросили два донных спиннинга. Буквально через десять минут мой спиннинг задрожал от поклевки. Сначала подумал — мелочь. Но тут спиннинг притянуло к воде так, что тормоз «Невской» затрещал. Сазан! После подсечки рыба, что есть силы рванула к ближайшему берегу, потом — на мель, которая простиралась почти до противоположного берега, где проходило русло. Сазан сопротивлялся так упорно, что без товарища, успевшего вовремя поставить подсачек, я бы рыбу не вытащил: она, то металась в разные стороны, то, как тяжелый груз, прижималась ко дну. У лодки сазан долго изворачивался, не желая заходить в подсачек. Создавалось впечатление, что здесь, на небольшой глубине, рыба почти не теряла сил при вываживании. Это была настоящая борьба — кто кого перетянет. Я боялся, что сазан порвет губу. Но, как потом оказалось, он взял намертво: крючок крепко застрял в глотке.

Впоследствии я не раз замечал, что на застружке сазан хватает приманку решительнее, и, как правило, взаглот. Видимо, сказывается то обстоятельство, что, как я говорил, он проходит по застружке, стремясь быстрее добраться до привычных для него глубоких мест. Ему недосуг рассматривать, «обнюхивать» приманку — надо поскорее ее взять и плыть дальше.

 

На «СТОЛЕ»

Речь идет о волжской протоке в районе острова Кабаний. Почти по всей этой протоке течение очень слабое и, если тут кто и стоит на лодке, то ожидает поклевку леща, густеры, плотвы, другой рыбы и уж совсем не сазана. Дело в том, что до глубокого берегового русла, где любит крутиться сазан, довольно далеко, дно же в протоке абсолютно ровное, как стол, не слишком глубокое — где-то метра три-четыре. Это типичный полив, который идет прямо до противоположного руслового берега. Причем и вскидки сазана наблюдаются чаще всего именно в районе русла, а не на поливе.

Как-то в августе, рыбача на этой протоке, я услышал, что кто-то взял хорошего сазана на поливе. Случайность или нет — надо проверить. Пока собирался, мои соседи по дому — молодые, отнюдь не «крутые», но зато более быстрые на ногу рыболовы, — успели уже ранним утром «сгонять» на это место и вытащить одиннадцатикилограммового сазана. А где-то через пару часов в том же районе заякорился и я. Решил ловить двумя донками. Забрасывать приманку старался как можно ближе к береговому руслу, с учетом того, чтобы грузило одной снасти ложилось на дно не ближе, чем на 20 м от другой. Судя по всему, до берегового русла я не добрасывал минимум метров на пятнадцать-двадцать. Течение было настолько слабым, что даже не вытягивало провис лески. Я не стал ловить «внатяг», а намеренно оставил некоторую слабину снасти: сазан, как и другая рыба, скорее возьмет, если, поднимая приманку с поводком со дна, не будет ощущать тугую «струну» основной лески.

Приятно поразило, что даже «нежных» червей редко кто «снимал» с крючка, не говоря уж о ракушке. Значит, на данном участке было не так уж много леща, густеры и прочих любителей поживиться приманкой до подхода сазана.

...Теперь я уже не смогу точно сказать, на что была та сазанья поклевка — на червя или ракушку. Зато отчетливо помню, как рыба взяла. После двухчасового пустого (поймал всего пару подлещиков) сидения, я вдруг увидел, как кончик моего «Maestro» задрожал, словно при поклевке густеры или плотвы, а затем дернулся очень сильно и резко. С трудом удерживая себя от соблазна немедленно подсечь, я выждал, пока кончик не стал монотонно «кивать» к воде. Потом потяжка и, чуть не зарывшись в воду, спиннинг спружинил вверх, резко выпрямился — и так и застыл. Леска провисла, и в первое мгновение показалось, что рыба сошла, оборвав поводок. Однако нет: через минуту-другую снасть, натянувшись до предела, пошла в сторону параллельно берегу — типично сазаньи дела. Так нередко бывает, когда рыба засекается сама. В подобной ситуации остается только подсечь и вываживать.

Я очень пожалел, что в этот раз взял трехметровое, а не более короткое удилище. Длина ручки подсачека была всего полтора метра, а сазан по-своему обыкновению вел себя настолько бурно и напористо, что никак не давал подмотать леску ближе чем на три-четыре метра от кончика удилища. Естественно, достать до рыбы таким подсачеком было совершенно невозможно.

...Но все-таки сазан сдавался и уже чаще позволял подводить себя ближе к лодке. В один из таких моментов, целиком положившись на прочность своего старенького «Maestro», я, максимально подмотав леску, на вытянутой руке поднял удилище почти перпендикулярно и сумел завести сазана в подсачек.

Дома взвесил рыбу: 10 кг! Но дело не только в весе. Самое забавное, что пока я вываживал, мои соседи-рыболовы (которые утром — вдвоем! — провозились со своим сазаном около часа), наблюдали за мной, засекая время. Самому трудно поверить, но на борьбу с такой приличной рыбой я затратил всего... пятнадцать минут. А показалось, что это длилось по меньшей мере час...

 

В «БУЧИЛЕ»

На той же протоке у Кабаньего острова были и другие интересные моменты.

...Почти не было ни одной утренней зари, когда, уезжая на перекат за судаком, я не видел бы эту бабку — на вид калмычку — которая сидела у донок со своим внучонком. Их дом стоял рядом, на крутом бугре, а прямо под ним проходило глубочайшее русло. Так что рыбалка у них была вроде части домашнего хозяйства.

В один из «неклевых» дней, когда судак на перекате «забастовал», я решил остановиться, причалить лодку и поговорить с этими ловцами. На веревочном кукане у бабки сидели лещ, густера и два сазана. Один из них мог потянуть по меньшей мере на килограммов десять-двенадцать.

Бабка по-русски говорила совсем плохо. Единственное, что я понял, — ловит на червя и ракушку. На ту же снасть, как затем узнал, ей время от времени попадались и сомы, причем весьма неплохие. Леска (по моим прикидкам, где-то 0,60 — 0,80 мм, с поводками такого же сечения) уходила с берега почти под прямым углом. Можно только догадываться, какая тут была глубина — наверное, не менее 10 — 12 м, а может, и того больше. В общем, как говорится, самое настоящее «бучило».

Потом я не раз наведывался к бабке и ее внучонку. Они всегда были вместе, и я понял, что ждали здесь сазана не случайно: фактически не было ни одного дня, когда бы эти ловцы не приходили домой без рыбы. Поразила одна деталь: так надоедливые в других местах попутчики сазана и сома лещ, густера, крупная плотва, окунь, мелкий судак, берш здесь попадались крайне редко. Хотя, может быть, я просто оказывался именно в те дни, когда эта рыба тут не клевала. Судя по всему, яма, уходящая без всяких бровок почти сразу после берегового приступка (тут он был шириной всего метра два) была тем же лещу, густере и плотве просто неинтересна. А вот сазану и сому, видимо, «думалось» иначе.

К сожалению, мое знакомство с местной рыболовкой не продолжилось, потому как в последующие годы мне не привелось быть на Кабаньем острове. До сих пор жалею, что сам не посидел у донок на сазана на этом участке...

Кстати, мои приятели — матерые сазанятники на той же Ахтубе самых своих крупных — от 12 до 16 (!) кг сазанов брали именно на подобных, сверх крутых участках реки. Правда, места эти коварны при ловле без лодки: чуть поднимется вода — и вы можете вместо сазана сами очутиться в яме. А вот с лодки ловить на таких ямах — одно удовольствие: обычно они не закоряжены, значит, и зацепов нет. Ну а если уж в них клюет, то в основном только две рыбы — сазан и сом. Правда, особенно засиживаться без поклевок я бы не рекомендовал. Лучше передвинуться или просто поставить донки более широким «фронтом» (при ловле с берега). Такой маневр позволит, не ожидая до бесконечности подхода сазана, самому нащупать тот — порой совсем небольшой — участок, где стоянка рыбы наиболее вероятна.

 

Сазанов по осени считают?..

Довольно многие, причем даже опытные рыболовы полагают, что с осенним похолоданием воды на Нижней Волге и ее протоках поклевки сазана — рыбы теплолюбивой — становятся крайне редкими. Смею утверждать, что это мнение ошибочно. Мне известны случаи, когда не где-нибудь в самых низовьях, в Дельте, а довольно далеко от устья Волги сазан и холодной осенью брал хорошо.

...Двое моих знакомых не раз попадали на Ахтубу в самом конце сентября — октябре. Погода была, как они рассказывали, просто омерзительная. По утрам — жуткий холод и ветер, пронизывающий насквозь. Лезть в воду за ракушками можно было разве что в гидрокостюме. К тому же при похолодании ракушки перловицы, как известно, откатываются от берега на несколько метров — на глубине вода охлаждается медленнее. Да и становится их в это время меньше и найти плантации ракушек, как летом, гораздо сложнее. Так что, как говорили приятели, проблема поиска ракушек становилась чуть ли не главной.

Еще один момент: рыбу отыскать в это время тоже труднее, чем летом. В поисках зимних мест сазан покидает многие летние стоянки. Работают, как правило, только самые глубокие участки, причем лучше всего те, где течение послабее или вообще затормаживается в водоворотах. Берет сазан в это время редко, но зато «капитально», и экземпляры попадаются особенно крупные. Рекордный сазан, пойманный моими приятелями в середине октября на яме глубиной 15 м, потянул на 18 (!!!) килограммов.

 

 

В.Баранчук
 
< Пред.   След. >


 
Рекомендуем




интернет магазин рыболовных снастей



Рыбалка

Рыбалка, рыбная ловля.

При использовании материалов ссылка на рыболовный сайт www.fishing-v.ru ОБЯЗАТЕЛЬНА!